Предисловие

Стресс в современном постиндустриальном обществе все чаще становится причиной страданий. Стремление к массовым радостям и мнимой беспечности не всегда уменьшают напряженность нашей жизни.

Проблемы, связанные со стрессом, в чем-то, а может быть во многом индивидуально различны, так как каждый человек уникален. Конкретные рекомендации специалистов по стрессу могут подвести читателя близко к решению его проблем. Но повседневное их решение сможет осуществлять только сам человек, знающий свои проблемы “нутром” и возвысившийся над ними, в частности, путем их осмысления. Иными словами, проблемы стресса человек может решать сам более успешно, если он имеет знания и силы взглянуть на свои проблемы и “из себя”, и “на себя”.

Знакомство с анализом причин и закономерностей стресса, с его последствиями, изложенными в книге, позволит читателю увидеть способы уменьшения неблагоприятных влияний критических ситуаций и, может быть, поможет найти полезные последствия этих ситуаций. “Нет худа без добра” - говорит пословица. При стрессе нужно не только пересилить “худое”, но не потерять “доброе”.

Эта книга написана для всех, кого затронул стресс, кто его использует или с ним борется, для политиков и психологов, для медиков и социологов, для работников силовых структур, для учащихся и профессионалов, может быть даже для философов. Она пополнит их знания о стрессе или хотя бы укрепить в этих знаниях.

В разных главах книги автор рассматривает связанные со стрессом проблемы, принадлежащие к различным областям знаний (разным научным дисциплинам). Широта подходов необходима для понимания и успешного решения многих острых проблем, обусловленных стрессом. Использование и анализ разнодисциплинарных научных материалов делает для разных профессионалов одни главы книги более, другие - менее “своими”, т.е. более или менее полезными и удобными для чтения.

Первая глава в монографии вводная. Во второй изложены результаты многочисленных научных наблюдений и экспериментальные данные об эмоциях и поведенческих реакциях (нормальных и болезненных) при кратком и продолжительном стрессе, при разных экстремальных воздействиях. Третья глава посвящена вегетативным проявлениям стресса, т.е. с одной стороны, тому, какие физиологические реакции бывают при психологическом стрессе и, с другой стороны, как эти реакции сказываются на психике. Вместе с тем представлены анализ «соматических (телесных) болезней стресса», пути их профилактики и лечения. В четвертой главе описаны изменения интеллектуальных способностей в экстремальных ситуациях, когнитивные, перцептивные, мнемонические и другие реакции при стрессе. Наряду с этим доступно описаны причины и динамика возникновения неврозов как «психических болезней стресса», а также основные принципы их профилактики и лечения. В пятой главе представлены психосоциальные (социально-психологические) проявления стресса, динамика изменения общения людей, внезапно оказавшихся или долго живущих в экстремальной обстановке и многое другое.

В монографии анализируются методы профилактики и устранения неблагоприятных проявлений стресса и пути сохранения способности восстанавливать в нужный момент свою активность, боевитость, сохранение веры и надежды на вызволение от невзгод жизни, на успешное преодоление стрессогенных воздействий.

Какой главный недостаток этой книги по мнению ее автора? Многогранность проблем стресса требует изучения его проявлений разными науками (психологией, медициной, социологией, этнографией, политологией и др.). Это неизбежно создает разнокалиберность, часто несопоставимость и подчас кажущуюся противоречивость представленных сведений.

Какое главное достоинство в этой книге видит ее автор? В ней представлен разносторонний подход к пониманию стресса, без которого невозможно постигать сложнейшую картину противостияния психики и всех систем организма человека, экстремальным условиям существования, создающим «стресс жизни» и «стресс смерти». При этом особое внимание обращалось на то, что экстремальные ситуации, возникающие в жизни и моделируемые в экспериментах, могут оказывать на человека не только неблагоприятные влияния. Такие ситуации могут пробуждать в людях потенциальные возможности, незаметные в обычных, не стрессогенных условиях. Автор полагает, что главные из них: интеллектуально-творческий потенциал (с условием, что он не устремлен против самого себя, т.е. не стал безумен) и потенциал нравственности. В критических условиях она проявляется и проверяется. Потому что нравственность – это не только раскрытие силы жизнеутверждения личности, но и система запретов, “очеловечивающих” личность и общество. Вспомним, что, Л.Н. Толстой видел три вида нравственности:

  • нравственность то, что служит на пользу моему «я». Это – нравственность дикости;
  • нравственность то, что служит на пользу тому кругу, который есть мой. Это – нравственность варварства;
  • нравственность то, что служит на пользу всему человечеству. Это – нравственность общечеловеческая.

При стрессе становится очевидно, потенциалом какой нравственности богат человек. Но главное, – в критической ситуации человек всегда становится перед выбором, с какой из этих трех нравственностей идти дальше.

* * *

У этой книги две особенности. Первая — то, что в нее включено описание результатов комплексного изучения стресса, проведенного впервые в мире в прошлом веке в нашей стране. Эти результаты были многократно подтверждены. Однако описание комплексных исследований, проведенных с участием одного и того же автора, т.е. на единой методологической основе, делает их до сих пор значимыми. Об этом свидетельствуют многочисленные ссылки в Интернете на первое издание «Психология стресса». Заимствуя из него многие разделы, автор пытался излагать их во втором издании современным языком, уходя от кондового наукообразия, до сих пор «модного» в ряде научных школ. С их стороны возможны упреки в том, что в отдельных случаях вместо «строго научного описания» используется язык как бы научно-популярного изложения результатов исследования стресса. Более того, в некоторых главах ввиду недостаточности научно подтвержденных данных, при обсуждении сложных проявлений стресса, автор опирается на аналитическое их описание выдающимися интеллектуалами: писателями-классиками, мыслителями. Да, они не профессиональные психологи, но это не мешало им (может и помогало) образно осмыслить психологическую, социально-психологичекую и даже психофизиологичекую сущность тех или иных проявлений стресса.

Однако автор этой монографии присоединяется к тем, кто с сожалением видит обеднение научного смысла в ряде современных научных изданий, как спрятанное за наукообразием и англицизмами текста, так и напоказ выставляемой вульгаризацей руского языка.

Еще одно замечание о литературных особенностях научных текстов. В одной из последних своих статей, в предисловии к переводу дневника Амелия Л.Н. Толстой писал: «Писатель ведь дорог и нужен нам только в той мере, в которой он открывает нам внутреннюю работу своей души, само собой разумеется, если работа эта новая, а не сделанная прежде. Что бы он не писал драму, ученое сочинение, повесть, философский трактат, лирическое стихотворение, критику, сатиру, – нам дорога в произведении писателя только эта внутренняя работа его души, а не та архитектурная постройка, в которую он большей частью, да, я думаю, и всегда, уродуя их, укладывает свои мысли и чувства». Автор книги, которую держит в руках читатель, старался как только мог «не уродовать» на ее страницах свои мысли и чувства. Потому, возможно кто-то подчас скажет: «Не слишком ли много в ней автора!» Да. Решая чем дополнить второе переработанное издание «Психологии стресса», автор понял невозможность объять необъятное, обобщить сотни тысяч исследований стресса, проделанных в разных странах за десятилетия после его издания. Поэтому оно дополнена исследованиями самого автора. Они проводились в разных (подчас предельна опасных) условиях, с разными целями, их описание требовало разных лингвистических приемов. Кому-то из читателей это доставит удовлетворение (так было при журнальных публикациях), кого-то, возможно, возмутит (пока такого не было).

Вторая особенность этой монографии, то, что ее главы со второй по четвертую содержат описания субсиндромов стресса, т.е. разных его проявлений, потребовавших описания и анализа, использующих разные профессиональные подходы. Потому одни профессионалы могут начинать чтение данной монографии с той главы, которая прежде всего удовлетворит их профессиональный интерес. Других профессионалов больше заинтересуют иные главы. Так пятая глава интересна социальным психологам, работающим в экстремальных ситуациях; четвертая – специалистам, оптимизирующим интеллектуальную деятельность при стрессе; третья – тем, кто занят профилактикой и лечением телесны (соматических) болезней стресса; вторая глава может быть более интересна специалистам по общей, военной, космической психологии.

Однако в каждой из этих глав описаны экспериментальные данные, полученные на протяжении ряда лет в ходе одних и тех же комплексных экспериментов. Это вынуждает повторно представить в каждой главе описание методов создания стресса. Читателей, расширяющих эрудицию и знакомящихся не только со «своей» главой книги, но и с «чужими» главами, не должны смущать эти вынужденные повторы.

Благоразумный читатель должен различать факты, достоверно установленные, а также достаточно обоснованные теории от поисковых концепций, которые требуют подтверждений или должны быть отвергнуты. Но неясное, непонятное не следует таить. Его проблемность надо обозначить, чтобы своевременно начать аналитические исследования.

Читая оглавление этой монографии, можно заметить, что в нее как бы включены самостоятельные «книги» с описанием исследований отдельных, специфических экстремальных состояний: стресса невесомости, акустического стресса, боевого стресса, кинетоза («стресса укачивания-укручивания»), стресса творчества, посттравматических стрессовых расстройств, специфического стресса в виде «выгорания персонала», стресса скученности. При исключительном интересе к какой-либо из этих проблем читатель может первоначально знакомиться с разделом, привлекшим его внимание.

Особое место в этой монографии занимает раздел, посвященный неврозам. Ее автор согласен с теми, кто рассматривает их как душевные (психические) болезни стресса. Однако несколько школ психиатров видит неврозы с разных сторон. Для расширение эрудиции читателя на страницах данной монографии представлены разные взгляды на «душевные болезни стресса». Это поможет читателю понимать врачей (невропатологов, психитаров, психоаналитиков и др.), принадлежащим к разным научным медицинским школам и владеющим не схожими психотерапевтическими методами.

Для тех, кого интересует главным образом теоретическое осмысление стресса, можно рекомендовать прочтение первой главы и описания генеральных (общих) закономерностей субсиндромов стресса в главах со второй по пятую.

Обширные основания Общей теории стресса созданы Гансом Селье и его учениками. Вклад в теорию психологии стресса был сделан исследователями экстремальной психологии (психологии стресса). В данной монографии предпринята очередная попытка дополнить ее.

Стало необходимо и неизбежно изучать и осмысливать многообразие психической и социальной активности (и пассивности) людей при стрессе с учетом многих антропологических факторов, т.е. человека со всеми его свойствами, функциями, проявлениями, взаимоотношениями. И следует обратить пристальное внимание на целесообразность такого методологического направления как зооантропология, т.е.на то как, казалось бы, исключительно зоологические функции психики, организма актуализируются в человеческих поступках, действиях, эмоциях, социальных контактах.
 

 

 

 

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer